Category: транспорт

лодка в Арктике

Киев - Конотоп - Зерново

via flackelf Псто Киев - Конотоп - Зерново
По железке на самом деле 350км.
http://radikale.ru/data/upload/49112/4fa6c/2be6a4a136.png

Продолжаю исследование северной Украины. На этот раз это был бросок на самую северную оконечность Украины, в поселок Середина-Буда, который расположен у станции Зерново и на самой государственной границей с Российской федерацией, ставшей 22 года назад, самой длинной в мире политической границей, разделившей единый народ. Как раз в наши эту границу хотят окончательно и бесповоротно превратить в непреодолимый цивилизационный и геополитический рубеж.
Считается, что станция Хутор-Михайловский является крайней точкой на территории Украины, если ехать в сторону Москвы, за неё даже любят посылать свидомые националисты всех тех, кто не разделяет их бредовую идеологию. Это не совсем так, станция Зерново находится дальше Хутор-Михайловского на целых 16 километров.
Если ехать из Киева через эти места не скорым поездом на Москву, а электричками, то эти места покажутся краем света и концом географии.
Эту дорогу проделали, практически так или иначе все из нас, кто хоть однажды в своей жизни ездил поездом из Киева в Москву и обратно, но с существенной оговоркой - почти никто не проезжал участок Конотоп - Хутор-Михайловский - Зерново - Суземка при дневном свете. Поэтому давайте посмотрим как выглядят эти места из окна поезда в дневное время.
Collapse )
promo azlok may 11, 2014 18:06 4
Buy for 50 tokens
via ur_2222 Псто Акция - 2 По всем ресурсам, плз. Это самый весомый залп, который ты можешь сделать сегодня и сам...
лодка в Арктике

Хех. Жестокий и добрый баян. Трамвай в Грозном за 100 баксов.

Афганистан. Обама обещал вывести войска...


Владимир Виноградов, омоновец из Владимира, заместитель начальника по тылу Собинского РОВД, делится впечатлениями о своей служебной командировке на крыше гостиницы "Арена" в Грозном в апреле 2001 года.



Грозный
дорога

Кольчуга из щучьей чешуи

Я ехал в автобусе. В окно было видно, как в небе махали крыльями улетающие, а на земле провожающие махали им в ответ голыми ветками. На остановке вошел дедушка лет восьмидесяти, с палкой. Одет он был в толстые, мягкие облегающие штаны, подозрительно напоминающие женские рейтузы, летние туфли в дырочку, спортивную куртку и бейсболку. Старик уселся рядом со мной, вздохнул, подвигал щеками, поудобнее пристраивая вставные зубы, потом еще раз вздохнул, и тут у него зазвонил телефон. “У телефона!” – бодро сказал дед. О чем его спрашивали – я не знаю. Отвечал он односложно: “Нет. Куда поехал? На кладбище. Нет. Один. Денег не брал. Зачем они мне там? У меня есть билет. Мне хватит”. На этом разговор был окончен. Старик долго прятал телефон в какой-то очень внутренний карман, потом снова двигал щеками, возвращая на место растрепанные разговором зубы, потом снова вздыхал, потом кряхтя поднялся и стал пробираться к выходу. Автобус остановился в поле. От остановки до кладбища надо было еще идти около километра. Мы уже отъезжали, а старик все еще стоял, осторожно переступая на одном месте ногами, обутыми в летние дырчатые туфли. В окно было видно, как в небе махали крыльями улетающие, а с земли провожающие махали им в ответ голыми ветками.

Михаил Бару ака synthesizer


Кольчуга из щучьей чешуи